Собаки Сонечки не стало, а ее хозяйка говорила мне спокойным тоном: «У нас все хорошо»

Я умоляла хозяйку Сони отвезти ее к нашему специалисту или хотя бы провести процедуру КТ. Это было необходимо, чтобы понять надо ли это собаке или можно подобрать более щадящий вариант лечения. Сначала я думала, что ей просто «вешают лапшу на уши», но потом поняла, что эта Наталья и сама не лучше. Если бы вы только видели, какой бред она мне писала. Сказала, что КТ делать не нужно, что врач может поставить диагноз, если визуально осмотрит собаку.

Я просто была в шоке от таких сообщений. Что значит «на глаз»? Даже самый высококлассный специалист не ставит диагнозы таким образом. Я стала подозревать, что над Соней проводят какой-то эксперимент. Вы только взгляните на ее фотографию. Сравните «до» и «после». Мы отдали собачку совсем не в таком виде. Сейчас по фото можно было сделать вывод, что Соня пребывает в плачевном состоянии.

Я понимала, что нашей Сонечке грозит опасность. Я начала уговаривать эту горе-хозяйку отдать ее нашим врачам на обследования, но она продолжала уверять, что ее врачи – просто профессионалы, каких  свет не видел.

Я показала фото Сони своему врачу, и он согласился со мной, что животное пребывает в плохом состоянии. Также, доктор подтвердил мои догадки, что над Соней проводят какой-то эксперимент. Он сказал, что она вряд ли выйдет живой из той клиники.

Однако эта «хозяйка» после моих слов заблокировала меня, а нашему московскому куратору сказала, что я донимаю ее бесполезными звонками.

Пока мы не находили себе места и обдумывали план действий эта злодейка свершила задуманное. Я получила эту информацию, когда дозвонилась в клинику. Правда, там тоже не объяснили мотивы. Этот разговор произошел 5 мая. На тот момент Соня была жива. О состоянии здоровья собаки «добрая» хозяйка мне не сообщила, хотя по договору она обязана была регулярно предоставлять такую информацию. Московскому куратору Ольге она ответила, что все замечательно. Она сказала, что Соня скоро выздоровеет и вновь пожаловалась на то, что я мешаю ей своими звонками.

Вчера я вновь позвонила в клинику, чтобы осведомиться о здоровье Сони. Сначала меня не хотели информировать, но после одной «чудо-фразы» сказали, что перезвонят через несколько минут и предоставят информацию. И вот она снова на связи и говорит, что 6 мая Соня умерла. У меня земля ушла из под ног. Ведь 8 мая это «чудовище» говорило, что у них все хорошо.

На часах три часа ночи. Звоню со скрытого номера и спрашиваю:

— Как дела, Наталья? Как Соня?

— У нас все отлично.

— Где Соня?

— Дома.

— На том свете вы ей подарили дом?

Дальше из соображений цензуры наш разговор цитировать не буду. Никогда я не встречала таких монстров.

Не могла уснуть всю ночь, рыдала навзрыд. Сонечка, дорогая, прости за то, что не распознали, какое чудовище забрало тебя у нас.

Добавить комментарий